третье место в стиле баттерфляй
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:18 


15:01 

проси у меня чего хочешь
сказал всем своим видом, но не раскрывая рта
толстый молчащий мальчик едущий в маршрутке
с книгой с какой-то химерой в руках

...не знаю:
одного желания - мало
десять просить - неудобно
но спасибо за предложение,
приятно, как факт

а худая девица, двумя сидениями ближе к заднему борту,
подумала,
сверля меня глазами:
"урвала, коза..."

12:31 

вот поймав таки маршрутку, влезаю говорю водителю: вот перестраиваетесь в крайний ряд всегда, не поймать - а он смотрит вперёд на то сколько ещё впереди в очереди переползающих перекрёсток, молчит. И правильно: понимает, что обойдя машины и получив доступ в забитый салон и высказавшись, в общем-то достаточно уже имею удовольствие за тридцать рублей. Через рекламу по всему борту, хоть и дырчатая, а видно частично, не понять, где едешь - только догадаться, вот позади орать сигналами стали больше, а маршрутку энергично мотнуло ещё левее, сколько надо чтобы поместиться на двух полосах в три ряда. То есть, сейчас самый долгий перекрёсток преодолеем, двадцать минут - сто метров, рекорд года. В заторе очень чётко чувствуешь ту разницу времени, по которой тащатся фантасты и учёные всё уже открыли, только объяснить осталось, вот сейчас-сейчас. Время вязкое, вроде взять потрогать, перезапустить, подтолкнуть волну вот почти уже можно, маленькой доли не достаёт: где нужная точка нажать, надёжнее ухватить, именно тогда нарочно оно комкается рыхлым снегом просто везде, вообще везде под любым предлогом, угадывать надоедает; и не даётся тебе. Потом рассеется до обычного, с приписанным набором индивидуальных черт от пользователя. Разумеется, после вчера, когда из какой-то машины, где бы вывернуло рукоятки если бы не понятно, что цифры на дисплее прибавились, кто-то демонстрировал возможности звука, звук напоминал суперконтролируемые околоподземные взрывы, расстелился по снегу через тропинку срезающую лишний угол, к ночи следы схватило льдом, звук вполне нашёлся часами позже потом - на сей раз действительно совпадение. В комнате вариант больше домысливался, чем подлинное положение дел позволяло. Но не до того: несколько лет назад громкая другая, не суть, музыка была из рупоров по сторонам ограды катка, вот с которым теперь та машина рядом, и чем больше чёртов каток пытаюсь обойти, тем проще момент: иду мимо ограды, там играет что-то и надо же, в каком-то смысле первый раз осознанное одиночество, как: "раньше точно ничего подобного, абсолютно, чего-то не хватает, отхватило как-то". И тогда была зима, ледяной дождь ещё, кажется. Виноват картонный стаканчик на платформе, разлитая вода. Поезд не ехал, постепенно интервал рос в необычный, время плотнилось, ожидающие вокруг стаканчика по берегам переступали с ноги на ногу приближались, когда с другой линии подвалил народ - выдавливют в зону отчуждения кого-то: они смотрят в другую сторону, делая вид, что ничего нет и с ними ничего не произошло. Когда замечать слишком ответственно-много, вообразить что ты в машине, едешь, благо к ночи дороги освобождаются, ускоряешь шаг, очень легко, если в деталях представлять, то ведь можно и ещё свободнее, не знать усталость - но только быстрая ходьба утомит, устанешь, мираж пропадёт, не будешь думать как сейчас - и всё...

13:09 

дым спиральками вот и колечки только сами собой, этим и замечательные. На одном из пакетиков приправ, можно подумать умею готовить, звёздочка. Вторая ассоциация - металлическое оружие хитрых диверсантов, в крови, пожалуй - из экономии отложили? По сути, понятия не имею, кидаются ли такими в каком-то историческом отрезке времени ниндзя, или это сказки, но пусть кидаются - на оружие она похожа больше, чем на живую. Вот как непременное условие момента дало знать о себе: "не могу допустить, чтобы вечер, переходящий в ночь, прямо сейчас закончился. Острое ощущение за острым ощущением: погода без осадков сменяется снегопадом таким образом: касается тебя напрямую, но как?" Чередование, медленные переключения атмосферы, связное сочинение обладающим большим запасом терпения, отрывает кусочки уверенности, здравого смысла. Убеждённость держится дольше. Брешь заполняется крекерами с розмарином. Когда описывается так любимое поводом и лелеемое двигателем непонимание между людьми, часто забывается самый лёгкий путь - еда, например. Касающиеся же чаще всего прибавляют вслед какую-нибудь гадость понагляднее, покровавей. Два дня между дальними верхними зубами сидела рыбная косточка идеальной формы: белый, отливающий голубым гвоздь - выскочил таки.

02:45 

(...) в общем, корректировочная картинка себе на ближайшее время.

12:22 

мне так нравятся эти с утра сгущающиеся сумерки
в августе начинаешь беспокоиться, в декабре уже как-то привыкаешь
и выбирая между тем, что Знаешь и что себе Представляешь,
в этот раз само собой получается по второму:
здесь всегда впотьмах

03:04 

а она спрашивает: Вы знаете, что это не пластинка? мы музыку больше не продаём... Только книжки и игрушки, в общем. Море народу. Толкутся, сбиваясь у каких-то им понятных мест притяжения, что-то вот только сейчас не доставало толп; то есть, подумаешь, дело какое - а так нельзя. Необходимо солидарное неудовольствие, обеспокоенность, взволноваться, не знаю. Никогда напрочь не понятно. Из того же списка, как настроение, почему левой рукой пишу? Вечное. У полок с "Паркерами" никто не кучковался. Витрина вращалась не совсем, упиралась и только обратно крутить. Из платины наверное паркеры. Хотя снизу пара штук доступных, но оранжевая и бирюзовая. Хорошая модель, а у меня теперь японская качеством и удобством даже лучше, на упаковке нарисован синкансен, картонку уже выбросили, но неважно. Евротоннель, поезда другие, но пришёлся некстати отвлёк и он: евротоннель. Одновременно достроенный, функционирующий и прокапываемый, ходят эмигранты, маскируясь под строителей, а строители отчасти с БАМа. Из-за прикрученного регулятора громкости приёмника запело продолжительно-интересное, большинство слов мелькнули мимо, что в ущерб задумчивости не сработало. Сегодня вообще звук удачен, и он отчасти зависим от погоды, как тут заведено. О, более чем вовремя. И объёмы воздуха несколько часов раньше: перестраивались мягкие прямоугольники, квадраты в сто раз прозрачнее тающего в стакане льда, но превышающие вымышленную видимость в сторону правды. От того скорее по домам - не по себе, а не из-за угрозы падения деревьев. Что же раньше дня перестроений было - наверное, какая-то предветренная готовность номер один, стыдно не заметить, а ты своё "нормально". На Горбушке музыка действительно была - как хочешь, а с тех пор нигде в принципе не было, можно не предупреждать.

03:59 

мимо снаружи, гляжу - плотнее, но так же. С той стороны мою одну какую-то дробь от целого или, как посмотреть, моей половины - по-прежнему словно разбомбили. Хотя вот - там стёкла запахнулись занавесями в грязноватых обойных скорее орнаментах, как наскоро халат на голое тело, если звонят. Мне бы и в голову не пришло - это слишком, даже если всё норм, могут и подождать ведь. В общем, ассоциация удалась, а то уже себе сказалось: не попытаться ли добавить разноцветных зелёных маскировочных пятен, чтобы совсем уж совсем ничем не выделяться. Но в нескольких шагах в другом доме вместо лоджии бриллиант, ну, это из области фантастики, конечно, о таком даже не думают, хотя всё-таки вполне прилично посмотреть: там уже внешними помехами не интересуются. Где можно, всё сделано из стекла, с подсветкой. Нет, кроме шуток, в потепление чай в тех количествах, что пью, округляет в шар, вены вздулись. Настроение условно на раннюю весну, то есть, не особо и без того. Впрочем, не на весну - погода попутала. То, что на один-два раза в год: активация фамильной стратегии поведения. Пройдёт. Хорошо разговориться на письме: потом стереть. Кстати, завела зачем-то твиттер, всякая политика, только там и не хватало, что мне снился не к ночи будь помянут Арафат, подробности так и не всплыли, но загадка предположительно разгадана: он наверняка взял на себя ответственность за моё недавнее дорожное приключение. Надо же когда-то, чтобы не мне, и не во всём. Запросив доступ на балкон, поправляю в темноте небрежное украшательство: представив себе, что терпит так или иначе организованный фрагмент особенно в снег, воду, оставленный на произвол судьбы и, не успев себя предостеречь, на полном серьёзе, огорошило. Уметь надо, когда и листья уже попадали, сильно не так распределить внимание. Старая царапина на безымянном пальце снова лопнула: у плиты воздух сухой. Позавчера к вечеру по проспекту несколько домов исчезли, туман, и выпятилась рыжая земля, как полосы герметика по краям канав, разрыли всё, кто бы знал - не попёрлись бы, обувь грязная, опять как из загорода. АББА не подходит для местности постапокалипсиса, факт, как и то, что, хорошо - не все заговаривают внезапно. Спортивная машина, красующаяся с потерянными частями кузова, вид боевой, но на стоянке, на самом деле по ночам ездит вдоль квартала, а другие тогда мигают, сигналки срабатывают, сейчас, возможно там она, через наушники слышно.

14:18 

надо же, каждый год так, да, верится - меньше видеть беднеющий мир, растущий только в снег, так и обойдётся чем-то вроде размытой тёплой Европы: нежарко, но в рамках приличий. Человек крайностей, воображение - мокрое стекло, зато все капли воды разноразмерные, внутри выгибаются кусочки, никто не прочтёт, бумажные обрывки. Хорошо видно только асфальты: ровные, блестящие. Странный объект благополучия. Но последующие - прогрессирующе вторичные приметы, красота, но нет смысла записать. Теперь же пусть хоть там радио, хоть здесь телевизор, ходьба вместо десятого сна, круглосуточная стройплощадка, мне выше важно было, чтобы помолчали. Иногда запускаешь компьютер, информация о точках wi-fi: номера, компании, но бывает встретится сетка вроде "нездоровые умы", "козлик" какой-то, или просто там "иван", "антон". Шум всегда персонифицируется, я его со всеми этими именами вижу. Ещё тут совпадение ритма: рядом сборник сказок и политический детектив соревнуются в количестве жертв, и интересно, выясняется в чередовании текстов, - пульс идентичен, хором дышат, надо же. Не минувшей ночью, а, как это получается?- ещё одну назад - некоторые и по двум календарям живут не путаясь, - их жизнь, мне удаётся верно проследить только что-нибудь одно, - не сон, а просто хорошо вообразился рассвет, без детального полотна невозможно передать новизну удивительного впечатления, а напишешь: солнце там, небо, не знаю, ерунда. И так выбирала, что сказать: между тем, "что" и "почему". Короче, вот сейчас-то могу слов не искать, определённо.

13:07 

болит башка от этанола
то есть больше одного бокала,
страшно сказать,
мне много.

10:35 

раритет

14:56 

это, видимо, правда. В определённый момент тут же становится достаточно обеспокоенных, уж не собираюсь ли чего сверх нормы урвать - хоть времени, что ли. Известно: не о себе, и не конкретно. Это въелось. В это время, посреди пятницы, любых дел, что всегда готовы обернуться модной стороной, где слово "прокрастинация" приговор всему, и ты его первой и выдашь, всё то, что тебе так давно помогает держаться, да, и график для меня не пустой звук, а есть ещё соблюдение количества непременностей, в прямой связи со степенью важности, но скоро неделю ментол впитывается в полость рта, ваших сигарет нет и не будет, не вы ли скурили, сняли с производства, дальнобойная забастовка, что привозят то и продаём, вот момент реально являющегося мысленного восклицания - может, ты здесь долговато? Да и то так, в сердцах, заблудившись по карте, вот кирпичные корпуса завода, эпизодические окна, трубы, крытые переходы, бетонные платформы под навесами для причаливающей техники, смешно, а ведь знаю, случалось уже тут искать какой-то офис, лет то ли пятнадцать, то ли десять назад, одно из двух, но и то и другое - вот оно, реальное ощущение тяжести времени. Здесь не указано, а чем занимались раннее? Как с ними разговаривают люди, подозреваю, и подсмотрев - не пойму, симпатичное лицо без единой зацепки, ему всё равно, как турникету на проходной, - раньше? Поднимаю глаза к потолку, она шевельнулась. Не помню. Универсальный ответ. Это стандарт. Но не работали? Нет. Рядом оказалась надземка, транспорт из полых кубиков, кто-то его аккуратно толкал через станции, сколько, видимо, в наборе было штук, с неуместными кассовыми залами - почти оранжереями и точно не Москвой, пассажиры подобраны по преимуществу - прощученные курьеры, там вот супруги-пенсионеры затесались, кажется, тоже катаются, и сосредоточенная по погоде девушка смотрит в запотевшие окна на секцию Останкинской башни, остальное ушло в туман, у меня всегда это сооружение вызывает лёгкую тревогу, а прямоугольное здание у телевизионщиков - красиво раскрасили в настроечную таблицу, но, особенность худшей советской архитектурной мысли, стоит завертеться над ним птицам, и уже похоже на контейнер гниющих овощей. Поезд заглядывал в повороте, но себя не видел, короткий. Под дорогой ходили люди: один человек брёл через траву с водой, один - по грязи со следами грузовых колёс, один - по парку. Губы потрескались до крови, то ли холодно то ли улыбаюсь, и то и другое, не так, чтобы не к добру, а в любом случае, остальное потом или останется в памяти, чтобы стандартно отвечать автоматам, включённым на "спрашивать".

03:41 

наверное, то, что с определённого момента и ожидалось, иначе бы абстракция была бессловесной: конструкция, несколькими парами рук не торопясь, но настойчиво разбираемая с краёв, и действие внутри, всё, что может символизировать набирающее силу движение, слишком люблю водить ручкой по глянцевым картонкам, как одновременно говорить по телефону, но не говорю, тем более, долго. Если кто-то вообще сейчас ещё увлечён телефонной связью, то надо же: это однажды останется в прошлом, абсолютная правда. Толстым маркёром сразу выявляется недостаток - линии не прямые, узор не геометричен, слишком много случайностей. Пока рисуешь ручкой, по меньшей мере, половину всего сеанса интереса удаётся хаоса не замечать. Попытки писать мелким почерком на стенах, пробуя, в каком уголке что будут за слова. В итоге за несколько часов орудования ломом, удалось выкорчевать рельсу железа, от пола до потолка, оставалась много с прежних времён, не нужна. Два дня ныли мышцы. Ненавижу физические нагрузки. Любой прессинг. События одновременные, но не слаженные - на опережение. Из композиции не понять, но умозрительно рисунок - закольцованные кадры в максимальном темпе, визуализация лишняя - знаю, где склейка.

12:57 

мастерство не пропьёшь, я очень аккуратно падаю. На сей раз удалось сделать чуть ли не мостик с поправкой на минимальное трение - соприкосновение с землёй только ступнями и ладонями, да, мастер, чинивший мои видавшие виды сапоги, явно не в ударе: набойки поставил, что спокойно только на гравии, про бегунок на молнии просто забыл, ну и ладно, закрывая её, просовываю с обратной стороны палец, позволяет контролировать толщину завёрнутой под голенище одежды, чтобы молния не разошлась. Улица как космы пережжённых волос, тусклая. Увидев как интересно по ней иду, столб, похожий на дворника в вечном отпуске сказал протяжно "о-опааа!" - и задумался на весь оставшийся день.

04:57 

проснулась меньше часа назад, кошмары снились. Как всегда без точного следования в деталях, но по сути, всё одно и то же, такие ночи ещё и тем ужасны, что совершенно вычёркивают любой предшествующий день, в котором и намёка не было на то, что где-то почти отсутствующе-глубоко, но всё таки сидит, что начинается когда ночью выключаешь свет, и ты в очередной раз возвращаешься к ощущению, что нисколько времени не будет вполне достаточно, чтобы тебе перестал принадлежать хоть один твой кошмар. Моя программка жизни, она так примитивна, нагло-предсказуема, но ещё и довольно жестока, потому, что много однотипных ходов и примет в клетке, а снов также не избежать, нет здесь такой поблажки, слишком лакомая лёгкость в управлении, чтобы вырезать это дерьмо. После этого днём будет такая милая покорность, где-то она будет замечать, где-то отворачиваться, а в целом всё простенько и как на роду написано, в сценарии по ролям.

12:24 

Системы сжатых сообщений удачны возможностью сохранить мысль, сколько горит, пока не отвлекло. Только и на экране они умирают немедленно. Написать, чтобы забыть. Моментом уверенность - худой вирт лучше. Дальше опровергаешь: вымысел строится тоже здесь. Справедливо считается правильным думать о других больше, нежели о себе, стыдно иначе. Похоже, начало третьей мировой войны. Когда атаковали ВТЦ было жутко, но не так. Мои ощущения здесь не нужны. Почему несколько часов листала интернет, не понимаю. На автомате. Разумеется, не искала чьих-то заверений в человечности. Боль не сближает. Глубоко уважаю людей, которые, следуя своему призванию, сейчас находят перед большой аудиторией верные слова. Помыслить такую тяжесть страшно. Надо делать повседневные дела. Что угодно, но не множить бытовую реакцию на бешеную нечисть. Не включать этого вообще. Просто с течением времени убедилась, что для окружающих, даже близким, моя реакция в предельно однозначных ситуациях совершенно не очевидна. Но не аватарки же мне в самом деле раскрашивать. Догадываюсь, там самое сложное - потом это убрать.

06:12 

комната густела вокруг меня. К пятому часу спина совершенно слилась с диваном. Было ясно, что надо встать, как и то, что с первой попытки не удастся скинуть тяжёлое одеяло, составленное из временных поясов разных стран. Если открыть любой шкаф - хоть книжный - море угнетающих запахов лучше всего, что может говорить, даст знать, почему каждому необходимо быть сильнее. Но чтобы жить, напротив, надо быть слабым, парадокс. Обычно вышвыриваешь вверх руку с зажжённой сигаретой, потом за ней полностью. Такое беспокойство только спросонья, и если с утра работает какой-нибудь экран. Мой телевизор выключен, но не убран. Вечером в нём отражается чёрная вода, по бокам от неё наверное какие-то причалы, в общем, что-то построено, на чём люди сидят с удочками или просто болтают ногами над выходом в океан. Очень компактно, перспектива по центру - как коридор. Из-за границы картины сверху спускается провод - лампа, над кухонными столами бывают похожие, но лишённая тепла. Мрачная картина, но уничтожить действительно легче. Когда осточертеет описывать эту сцену на все лады, тогда и уберу. Думаю: надо пить коктейли с мартини, апельсиновым соком и льдом. Пошли купили ром, не мой напиток. Вот почти всегда - противоречие. Пытка печь плохие пироги, готовое тесто в рулоне - зло, на нём пишут пошаговый рецепт, чтобы ты переживал потом неуспех. В тепле плиты мучное изделие выплюнуло начинку, скрутилось фигой, фигнёй. Надо уметь расставлять приоритеты, а так не хочется никуда ломиться. В мытье посуды нет ничего предосудительного. Эл Боули был отмечен Кубриком, но сейчас интереснее смотреть, как он, закинув ногу на ногу поёт, сидя на рояле. Но после этого непонятно, что следовало делать, в голове ничего нет.

04:09 

сегодня один человек проснулся раньше, а другой ещё раньше, подготавливая электродрель для проникновения сквозь музыку в наушниках, а потом это ведь сейчас домофон звонил. Пакет с лавровым листом оказался конвертом с рецептом, не предполагавшим добавления ароматов. Клапан хотелось открыть, но он был запаян явно не языком - промышленным способом. Пришлось отрезать с короткой стороны ножницами,читать дальше

03:34 

при первом своём появлении листья вылезли из воды. Они не желтели со временем, не зная, что их здесь такими ассоциировали впоследствии с осенью, изначально были как другие морские обитатели, только ярче, знаком добровольности перехода за воду в новь. Подтягивались постепенно в штиль, шли по берегу облаками, безотчётно повторяя тени на небе, ведь плавать по-прежнему оставалось приятно. Камни сохраняли солёные следы, пока те не высохли, листья обернулись со своей эволюцией довольно быстро, никто не видел их. С отмели по песчаным откосам, освоились, телепатически совещаясь между собой составили распались фрагментами мозаики на семьи по интенсивности оттенков, и поселились на деревьях.

17:02 

за каждым завтраком осуждающий взгляд и тень на изоляторе

закрой окно

главная